Это будет пост про Михаила Лермонтова.
Я пока торгану парой карточек да поныряю в него до двадцатых чисел декабря.
А вы меня, пожалуйста, пинайте в комментах, чтобы я побольше рассказывал и фоточек выкладывал.
Ну, если вам интересно, конечно 🙂
Deal?

КДПВВ:

image

(машинное отделение, сегодня)

Новая Зеландия/Долбаный Дубак/vodka on the rocks

58 Responses to Это будет пост про

  1. Milk:

    Уапше красаучик!

  2. SettleDown:

    пожалуй, приложу картинку.
    Фрагмент библиотеки Лермонтова.

    размер 499x330, 70.50 kb

  3. Prg2alol:

    Вики говорит, мол, вода мутная, а на фото ничо так.

  4. SettleDown:

    Всё правильно Вика говорит, сегодня было снаружи метров 5-6, внутри чуть больше. В некоторых отсеках вообще кисель, через который даже хальционовский фонарь не пробивает.

  5. RalubeNxer:

    ФОТКИ ДАВАЙ УЖЕ!!! 🙂

  6. SettleDown:

    Паааажалста!

    image

    Это выход из машинного отделения.

    image

    А это вход в коридор вдоль бассейна.

    image

    Бар за бассейном.

    image

    Складское помещение этого бара.

    image

    Ресторан «Большой»

    image

    Радиорубка.

    image

    Кинотеатр.

    На этом пока всё, парсер не подведи, а кто смотрит — молодец )

  7. Prg2alol:

    охуенчик!

  8. SettleDown:

    Памятка для себя перед дайвом: когда вылезу, надо будет выложить планы кораблика и пофотаться сейчас в «Большом» поосновательнее.

  9. SettleDown:

    м-да. Дайв был обескураживающим. Простите, боюсь сегодня фоточек прям чтобы spectacular не будет. (
    Даже на второй дайв не пошел, чтобы ещё сильнее не обламываться.

  10. Milk:

    ну расскажи хотя-бы почему так…

  11. SettleDown:

    не успели сфотографироваться, 4 человека в «большом» — слишком много, вода холодная, рыбы противные )

  12. Prg2alol:

    это надо на теглайны: не успел сфотографироваться, блогер? море холодное, рыбы противные?

  13. Search4:

    оооооооооооооо. роскооошноо!!!!!!11

  14. SettleDown:

    Пока займусь редактированием копипасты, дабы в посте была так же и история wreck–a.

    История корабля.

    Теплоход «Михаил Лермонтов» был построен 18 марта 1972 года в ГДР на судоверфи «Mathias–Thesen Werft» города Wismar (бывшая ГДР). Строительство круизного лайнера контролировали комиссии из министерства Морского торгового флота. Теплоход был принят в эксплуатацию в 1973 году. Его предназначением было обслуживание регулярных круизных линий. В этом же году 28 мая теплоход «Михаил Лермонтов» покинул порт приписки Ленинград и отправился в свой первый рейс по маршруту Бремерхафен–Лондон–Гавр–Нью–Йорк, куда прибыв в конечную точку морского путешествия 11 июня, стал первым советским пассажирским судном, посетившим зарубежный американский порт спустя 25 лет. Однако в 1980 году приняв ответные меры против советского правительства, которые ввели свои войска в Афганистан, США запретили всем советским судам посещение портов США и лайнер был переведен на маршруты в Европу.

    image

    Несколькими годами позже, в 1982 году, судно прошло модернизацию, которая обошлась советскому государству в 15 миллионов долларов США. С тех пор теплоход «Михаил Лермонтов» отвечал всем мировым стандартам трансатлантического лайнера. Это было первое судно пассажирского флота, на котором смонтировали станцию спутниковой связи американского производства. Круизный лайнер по мысли его создателя был витриной советского образа жизни, поэтому на внешний вид и внутренне убранство не скупились. В Германии корпус судна перекрасили в белый цвет, появилось больше кают люксов, которые требовал рынок. Отделка, дизайн и комфорт помещений поражали воображение даже повидавших мир советских моряков. Салонная палуба удивляла стеклянными магазинами и открытыми витринами. Шикарно оборудованные бары: уют бара «Садко» с его мягкими креслами привлекал многих гостей, в зимнем саду росли настоящие деревья, музыкальный салон вмещал около 500 зрителей.

    image

    Согласно морскому уставу капитан лично набирал штат экипажа нового судна. Попасть в команду теплохода «Михаил Лермонтов» считалось большой удачей. Конкуренция в мире пассажирских морских перевозок была серьезная, поэтому ставка была сделана на демократичность и общительность персонала. Капитан убедил руководство советского флота ввести на подобных судах кроме обычной морской формы еще и гала–форму для командного состава. Появляться в местах, где отдыхают пассажиры, было запрещено. В художественной самодеятельности были задействованы только члены экипажа судна, на западных же круизных лайнерах приглашаются профессиональные исполнители. Пассажирам нравилось, что для них поют и танцуют медсестры и библиотекари, стюарты и прачки, бортпроводницы и камбузные рабочие. Повара и официанты на круизных советских судах изучали кухни народов мира и секреты сервировки. Приемы были колоссальные, соответствующими были и расходы. На теплоходе были танцевальные и хоровые коллективы. Свой духовой оркестр, который обязательно играл на палубе, когда судно заходило в порт.

    image

    Проект теплохода «Михаил Лермонтов» стал удачной пропагандисткой акцией советского правительства. Теплоход фактически выполнял работу дипломатических служб, успешно рекламировал на западе советский образ жизни.

    image

    После Карибского кризиса 1962 года международная обстановка потеплела советское правительство предприняло ряд мероприятий направленных на наведение мостов между востоком и западом. Советско–канадскую линию открыл теплоход «Александр Пушкин». Теплоходу «Михаил Лермонтов» было поручено осваивать тур СССР–США. В день прибытия в Нью–Йорк советский лайнер посетило около 500 журналистов, а утром американские газеты вышли с заголовками: «Гудки теплохода «Михаил Лермонтов» положили конец холодной войне». Американцы признали советский лайнер и на судне появились пассажиры. Теплоход стал заметным кораблем на рынке пассажирских перевозок. Он создавал серьезную конкуренцию некоторым западным круизным лайнерам. Когда американская линия была закрыта, в министерстве морского флота СССР обратили внимание на большой поток пассажиров между Англией и Австралией и в 1979 году теплоход «Михаил Лермонтов» был отправлен работать в Южное полушарие. Советский круизный лайнер совершил семь кругосветных туров. Он выходил из Лондона, посещая красивейшие уголки мира, и возвращался в Лондон, но уже с другой стороны света.

    Атмосфера на теплоходе была домашняя. Пересекая экватор, пассажиры вместе с командой участвовали в праздниках Нептуна и пиратских ужинах, за что получали специальные дипломы. Посещали экскурсии в портах и болели за экипаж теплохода «Михаил Лермонтов» когда играли с другими командами в футбол или теннис. Лайнер был небольшим государством, на котором текла обычная жизнь. Здесь знакомились, влюблялись, женились и умирали.

    Многие пассажиры ходили в круизы ежегодно и приветствовали членов экипажа как родных. Привозили им подарки, а потом писали письма и звали в гости.

    Движение в водах мирового океана регулировали специальные морские организации, так называемые конференции. Участие в них стоило немалых денег, однако взамен теплоходы получали право беспрепятственного передвижения и поддержку в портах всего мира. Конференции следили и затем чтобы цены на круизы у разных поставщиков таких услуг держались примерно на одном уровне. Министерство пассажирского флота СССР создала собственную фирму в Англии получившее название «CTC», где продавались билеты по заниженным ценам, поэтому иностранные туристы стояли в очереди, чтобы попасть на советский теплоход. Снижение цен компенсировалось низкими расходами. Наши морские суда пользовались советским топливом, которое было намного дешевле западного, экономили и на зарплатах советских моряков (капитан корабля за рейс получал около 70 долларов США, а другие члены экипажа от 20 до 30 долларов США). В Англии билеты на советский лайнер продавались по цене 70 долларов за сутки. Десятидневный тур на теплоходе стоил 700 долларов США. Англичанам, например проживание на советском теплоходе порой обходилось дешевле, чем жизнь на берегу. Этот факт естественно не нравился западным круизным фирмам, поэтому ими предпринимались всякого рода провокации.

    В порту Лос–Анджелеса под днищем лайнера была обнаружена мина. «Мы тотчас же начали эвакуацию пассажиров, —рассказывал капитан теплохода Герой Социалистического Труда Арам Оганов. — Вызвали военных водолазов. А тем временем телевидение Сан–Франциско начало передавать прямой репортаж из порта. Кто–то «заботливо» предупредил журналистов, что лайнер в этот день должен быть взорван».

  15. SettleDown:

    И, да, у меня сейчас был офигенный дайв с Кевином Дэвидсоном, с которым мы на мостике устроили фотосессию.
    И пофиг, что левый рукав сухаря затёк через зип-сил (DUI = Dry Until Immersed) и весь дайв прошел, как с левой рукой по плечо в сугробе…
    Сейчас пойдём в машинное отделение, ещё пофотаемся )

  16. Prg2alol:

    ждём-с фоточек…

  17. SettleDown:

    у нас полночь с четвертью, пожалуй превращусь в тыкву и покачусь в каюту. Через часов семь проснусь и выложу парочку.

  18. UR_eihcra:

    Расскажи, как у вас там сейчас с погодой: ехать можно?

  19. Prg2alol:

    ooooooooook. сладких снов, тыковка!

  20. SettleDown:

    «у нас» — это где? В НЗ отвратительная, негодная погода, невероятно подходящая под описание «такое вот хуёвое лето».

  21. Prg2alol:

    спи давай!

  22. SettleDown:

    Нет, ты! )

    Вот кусок мостика

    image

    компас

    image

    Где-то снаружи, неподалёку от мостика

    image

    На обратном пути влез в одну из кают, на свет раковины ) Советская, добротная, вона какая ))

    image

    И вылазишь из ненатоптанных мест весь такой смешной, в ржавчине и водорослях.

    image

    Стеклянная крыша бассейна.

    image

    Ну и любимое наше машинное отделение. Мне там больше всего нравится.

    image

  23. RalubeNxer:

    просто праздник какой-то!!! а будут еще фотки? 🙂

  24. SettleDown:

    Будут ) Я тут до 22.12 тусить буду )

  25. RalubeNxer:

    а ты ведь потом сможешь выложить куда-нить большой архив с фотками, да?

  26. SettleDown:

    смогу ) мы и видео тут снимаем.

  27. Dacovda:

    Простите, из этого клуба http://www.sea-dragon.ru/ есть кто-нибудь?

  28. SettleDown:

    а какое отношение питерский клуб имеет к Лермонтову, кроме географической связи с Балтийским Пароходством? Другими словами, WTF?!

  29. SettleDown:

    В связи со вчерашним происшествием, прошу добавить ещё один теглайн «Не забудь отключить p–valve от катетера перед тем, как швырнуть свой сухарь сушиться, %блогер%»

  30. SettleDown:

    А ещё закину сюда эпиграф, для будущего поста на главной.

    Не слышно на нем капитана,
    Не видно матросов на нем,
    Но скалы, и тайные мели,
    И бури ему нипочем.

    М.Ю.Лермонтов, Воздушный Корабль, 1840 г.

    Простите, вчера и сегодня фоточек не делали, занимались видео. Могу подкинуть принтскринов, если хотите.

  31. Milk:

    так сам добавь…

  32. SettleDown:

    нет, не могу — привилегия Президента )

  33. Prg2alol:

    я уж видосов дождусь.
    а вообще — липкая зависть и пушистая уважуха.
    сижу тут в одессе и тихой завистью истекаю в отношении «выездных» людей.

    а можно спросить — это тыв снова кого-то сопровождаешь на нырялки или так, для себя?

  34. SettleDown:

    командировка )

  35. SettleDown:

    ты никаким чудом в ДС между 23 и 27.12 не окажешься?

  36. Milk:

    гм… странно. Но ок.

  37. SettleDown:

    факт — министры могут только с понаписанным шалить, а баны приветствия и гертруды — твоя участь ))

  38. Dacovda:

    просто спросил, без причинно-следственной связи, извините что не в тему.

  39. Prg2alol:

    едь в одессу!!!! уиии!

  40. Prg2alol:

    нет. я не могу пересекать государственные границы.

  41. SettleDown:

    не могу — не успею и на митинг 24, и сделать инструкторский курс, и сгонять в украшку… (
    Делай уже этот клятii паспорт!

    И о погоде.
    Вчера с утра было солнышко и штиль, чем мы воспользовались сделав footage в «Большом» Но потом начался адов пиздец, который продолжается до сих пор: шквальные порывы ветра, продолжающиеся до сих пор, периодический ливень, в общем девочка в сугробе в песочнице с «таким вот хуёвым летом» упоминается по много раз на дню.

  42. 18:

    Круто! Заплыл в бар, открыл там баночку пива, красота!

  43. 18:

    Какая же там температура воды?

  44. SettleDown:

    дубак, 14-15.

  45. 18:

    Да ладно, это ещё тепло!

  46. Prg2alol:

    поздно. я попала в небольшую аварию, так что НГ и другие гулялки не сбудуться пока я отращу заново себе три выбитых сустава и расцарапаный лицо.
    я панике. самый травматичный год за всю мою жизнь.

  47. 18:

    А-а-а-а! Я в ахуе. Такого не бывает!

  48. Milk:

    Лола, я думал у меня только одна знакомая девушка «беда». Ты похоже вторая :о)

  49. SettleDown:

    лучиков тебе!!!1 Приезжай на первого апреля, пошутим!

  50. Prg2alol:

    ну, в ЗУРСГСе у меня кликуха Чудо-Люда.
    да, да! я Людмила по паспорту.

  51. RalubeNxer:

    Ну чо там с фотками и видосами?

  52. SettleDown:

    О, спасибо. С Новым годом и приключениями Хекса в Дахабе я как-то совсем отложил на долгую полку рассказ о крушении и заключающие фоточки.
    Сейчас ещё немного потусим-поныряем, и всё будет. Попинывайте меня ещё спасибо-пожалуйста.

  53. SettleDown:

    Полный вперед на камни!

    6 февраля 1986 года теплоход вышел из австралийского порта Сидней и отправился в круиз вокруг Новой Зеландии. Посетив несколько портов острова Северный, 15 февраля он прибыл в столицу Новой Зеландии – Веллингтон. Дальнейший маршрут пролегал по шхерам острова Южный. Выйдя ночью из столичного порта, «Лермонтов» пересек пролив Кука и 16 февраля в 8.00 прибыл в Пиктон, расположенный в проливе Куин-Шарлотт. Это крупнейший среди Мальбороских проливов, изрезавших северную часть Южного острова Новой Зеландии.

    На борту находились 330 членов экипажа и 408 пассажиров, из которых 327 человек были австралийскими туристами. Подавляющее большинство пассажиров составляли пожилые люди.

    Переход из Веллингтона в Пиктон контролировал капитан Дон Джеймисон – начальник Мальбороской акватории и старший лоцман. Круиз продолжался с этим же опытнейшим лоцманом, прекрасно знающим акваторию Новой Зеландии и проведшим здесь годом ранее однотипный теплоход «Александр Пушкин».

    В 15.00 16 февраля «Михаил Лермонтов» вышел из Пиктона и взял курс на западное побережье острова. Пройдя проливом, судно должно было обогнуть мыс Джексон.

    16.00 – на вахту заступили старший штурман Сергей Степанищев, второй помощник капитана Сергей Гусев, рулевой и впередсмотрящий матрос. Шел небольшой дождь. По предложению лоцмана теплоход увеличил скорость до 15 узлов (около 28 км/час). При этом он двигался близко к берегу.

    16.30 – проложив курс в обход мыса, капитан Владислав Воробьев покинул мостик, предупредив лоцмана, что вместо него остается старший штурман. При подходе к мысу Джексон лоцман неожиданно изменил оговоренный курс и направил теплоход в узкий пролив между мысом и скалистой отмелью с расположенным на ней маяком. Старший штурман не отменил команду лоцмана, лишь спросив его: «Капитан, почему вы ведете нас так близко?» Второй помощник предупредил, что очень близко видит белые буруны. Лоцман Джеймисон успокоил офицеров, сказав, что «воды в этом месте достаточно».

    17.38 – «Михаил Лермонтов» ударился о подводные камни. Капитан Воробьев и большая часть офицерского состава устремились на мостик.

    «Михаил Лермонтов» на рейде

    Вспоминает официант Валерий Воронов: «В отличие от автомобильной аварии, когда удар длится одно мгновение, в тот раз воздействие ощущалось в течение нескольких секунд. Скорость была не очень большой. Будто ехал в машине по гладкой дороге, а потом выскочил на обочину и протрясся метров двести. Как раз в это время пробило фекальное отделение, и все это пошло в спортзал. Оттуда люди выскакивали в грязных простынях. Это было ужасно. Пробоина была очень большой, и произошло все моментально».

    Вспоминает туристка из Австралии Джоан Норма Диллон: «Во время столкновения я принимала душ у себя в каюте, а моя дочь отдыхала на кровати. Удар отбросил меня к противоположной стене ванной, и я услышала очень громкий глухой скрежет. После этого мы с дочерью пошли в зал, где шло представление с народными плясками и дегустацией российских вин. Немного позже директор круиза при помощи системы оповещения сообщил о возникновении некоторой проблемы и велел ожидать следующего объявления. Мы пошли в каюту, где я на всякий случай упаковала некоторые вещи, и затем вернулись в зал. На обратном пути мы заметили, что судно начало крениться, а низ лестничного проема заполнялся водой».

    Вспоминает стюардесса Людмила Шатилова: «В ожидании ужина пассажиры наблюдали в музыкальном салоне русские пляски. Сильный толчок нарушил танец. Однако корабельная жизнь продолжала идти своим чередом еще около получаса, после чего была объявлена тревога, и персонал собрали в столовой экипажа. Первый помощник капитана сказал, что теплоход напоролся на рифы, но причин для беспокойства нет, поскольку суда такого класса непотопляемы. На всякий случай он посоветовал надеть спасательные жилеты и ждать дальнейших указаний. Было объявлено, что обед задержится на час».

    17.43 – капитан приказал закрыть водонепроницаемые двери между отсеками.

    18.01 – «Радио Веллингтона» приняло сигнал бедствия. Танкер «Тарихико», находившийся в 17 морских милях от места событий, поспешил на помощь.

    Теплоход с пробоиной вошел в залив Порт-Гор

    18.04 – для спасения судна капитан решил посадить его на мель. После ряда маневров «Лермонтов» стал входить в залив Порт-Гор.

    18.20 – вода просачивается во вспомогательное машинное отделение.

    19.00 – вода начала поступать в помещение главного распределительного щита. Крен достиг 12°. Капитан дал команду «полный вперед».

    19.13 – главный распределительный щит обесточился, насосы остановились, двигатели отключились.

    19.32 – экипаж покинул машинное отделение.

    19.41 – теплоход увидели с «Тарихико» и сообщили «Радио Веллингтона» о необходимости помощи силами всех находящихся поблизости судов.

    Пассажиры тонущего судна весело примеряют спасательные жилеты

    19.54 – капитан Воробьев запросил буксир для транспортировки судна (ближайший буксир был в пяти часах хода от места аварии) и информировал «Тарихико», что не нуждается в его спасательных шлюпках.

    20.19 – помощь все же была запрошена.

    «В экстремальной ситуации стюардессы должны собрать пассажиров подшефных кают, помочь им надеть спасательные жилеты и сопроводить к месту эвакуации, – говорит Людмила Шатилова. – Соответствующий инструктаж и учения проводились в начале каждого рейса, поэтому, наверное, пассажиры долго не осознавали серьезности ситуации. Повсюду можно было видеть веселые лица туристов, фотографирующих друг друга в экстравагантной амуниции – оранжевых спасательных жилетах. Чтобы пассажиры не видели затопленные водой нижние палубы, лестничные проемы были срочно затянуты брезентом».

    «После очередного объявления мы с дочерью пошли к месту сбора, – вспоминает миссис Диллон. – Через некоторое время стюардесса повела нашу группу коридорами и лестницами, ведущими вверх и вниз. Мы несколько раз переходили из одной части корабля в другую, пока не добрались до двери на палубу. У стены перед дверью мы буквально повисли на деревянных поручнях и долго оставались в таком положении. В конце концов нам дали команду подниматься к дверному проему».

    Ридикюли в воду

    Члены экипажа лайнера. В центре – стюардесса Людмила Шатилова.
    «Несмотря на все усилия экипажа паники избежать не удалось, – продолжает Людмила Шатилова. – По мере того как крен на правый борт увеличивался, все находящиеся на теплоходе осознали, что «Лермонтов» тонет. У многих стали сдавать нервы. И без того непростой подъем к краю наклонной палубы осложнялся с каждой минутой, поскольку крен увеличивался, а палуба намокла от дождя. Стариков буквально толкали вверх к борту, где был закреплен штормтрап. У ничего не понимающих пожилых дам приходилось вырывать сумочки, чтобы освободить их руки для спуска по веревочной лестнице. Жизнь была дороже, поэтому вслед летевшим на палубу и в воду ридикюлям никто даже не смотрел».

    «Мы должны были подниматься к поручням, держась за канат, – продолжает миссис Диллон. – Было очень трудно стоять, даже когда ноги не скользили. Возле нас были два члена экипажа, помогавших перебраться через борт и спуститься на штормтрап. Один из них стянул с моих плеч две сумки и бросил их за борт. Мы должны были развернуться и спускаться по штормтрапу, нащупывая ногами ступеньки лестницы. Добравшись до конца веревочной лестницы, я упала из-за того, что трап не доставал до поверхности спасательного судна».

    «Внизу под трапом стоял катер, – вспоминает Людмила Шатилова. – Надувные плоты, которые, как потом писали советские газеты, «все были на воде и приняли часть пассажиров и экипажа», при попадании в воду почему-то не раскрывались… Из-за большого крена нижний конец трапа более чем на два метра возвышался над спасательным катером. Чтобы помочь спускавшимся сесть в катер, ребята из экипажа стали друг другу на плечи. К чести пассажиров, все они спускались по трапу самостоятельно».

    «Чтобы удостовериться, что на корабле никого не осталось, – вспоминает Валерий Воронов, – я должен был осмотреть все магазины до музыкального салона, ресторан, камбуз до самого носа. У судна уже был большой крен, нос начал погружаться. Я побежал к носу и увидел жуткую картину: абсолютная тишина, горит мерцающий свет. Спустился ближе к ресторану – там тоже тишина. Со столов все уже посыпалось. На камбузе горячее стояло на плите. Как в фильмах ужасов. Один из мотористов при осмотре помещений нашел спящего человека, который в момент аварии нес вахту в машинном отделении. После вахты он пошел в душ. Уверенность в непотопляемости судна была настолько сильной, что человек совершенно спокойно помылся в душе, лег в постель и заснул. И спал практически до последней минуты, пока его не растолкали и не вывели».

    «Лермонтов» кренится на правый борт

    22 февраля 1986 года «Комсомольская правда» упоминала отважного моряка Ивана Данилкина, сломавшего руку при эвакуации пассажиров. Этот эпизод вспоминает корабельный бармен Олег Голебцов. «Это было не совсем так, Ваня не пассажиров спасал… Когда прозвучало сообщение о высадке, было уже темно и холодно. На нас были одеты лишь вещи, в которых мы были в момент объявления тревоги, а ночевать предполагалось на пустынном берегу. Вот мы и решили взять с собой чего-нибудь горячительного. Пошли вдоль борта по уже темному кораблю, дошли до моего бара, но не смогли открыть дверь. Ее уже перекосило, и нам пришлось идти в бар музыкального салона. Там мы разбили витрину и набрали полную сумку коньяка, бальзама… Сумку вручили Ване Данилкину, предупредив, что он отвечает за нее головой. Покидая корабль, Ваня поскользнулся и упал, зацепившись рукой за трап. Подхвативший его пассажирский помощник уговаривал Ваню бросить сумку, на что тот отвечал, что ему не велено…»

    Вспоминает официантка Ольга Климова: «Наша шлюпка застряла при спуске. Мы болтались, словно между небом и землей. Вот это было страшно. Моим первым желанием было прыгнуть вниз. Нервы сдавали, но мне удалось взять себя в руки. Потом все поехало, нас спустили и поставили на воду. Мы отчалили от парохода, и нас взяло на борт пассажирское судно. Мы еще были в шлюпке, когда уходил в воду пароход. Это было на моих глазах. Это на самом деле был ужас».

    «Пока мы занимались эвакуацией пассажиров, на страх не оставалось времени, – вспоминает Людмила Шатилова. – По-настоящему стало страшно, когда у трапа остались несколько членов экипажа, а внутри накренившегося судна послышался сильный удар и шум прибывающей воды. Находившийся рядом моторист сказал, что сорвались с креплений двигатели. Попрощавшись с товарищами, я пережила мгновения, когда в голове проносится вся прожитая жизнь. Мне довелось еще раз испытать такое состояние много лет спустя во время просмотра кинофильма «Титаник».

    20.59 – танкер принял на борт около ста пассажиров.

    На помощь гибнущему судну спешат рыбацкие суда
    21.35 – после перехода из Пиктона к месту аварии подошел курсирующий через пролив Кука паром «Арахура».

    22.07 – с парома заметили первую шлюпку.

    22.15 – крен на правый борт составлял 40°. В поле зрения появлялись все новые шлюпки.

    22.40 – «Михаил Лермонтов» затонул на глубине 33 метров с креном 85° на правый борт.

    На «Тарихико» были подняты 356 человек. Недосчитались лишь инженера рефрижераторных установок Павла Заглядимова, погибшего на своем рабочем месте в отсеке, затопленном сразу после столкновения.

    Пожилой пассажирке помогают подняться на палубу парома «Арахура»
    «Тарихико» и «Арахура» взяли курс на Веллингтон, где спасательный координационный центр при поддержке полицейского управления, министерства транспорта, воинских, медицинских и гражданских служб готовился к приему пассажиров и команды затонувшего лайнера в помещении международного пассажирского терминала.

    Пропавший проводник

    18 февраля, через два дня после аварии, министерство транспорта Новой Зеландии начало закрытое предварительное следствие по делу о крушении «Михаила Лермонтова». Предстояло найти ответы на два основных вопроса: почему судно ударилось о скалы и почему оно затонуло.

    Вспоминает дежуривший в ночь крушения в центральном полицейском участке Веллингтона инспектор Оуэн Денс. «Лоцман Дон Джеймисон исчез сразу после того, как «Арахура» пристала к берегу. Мы долго не знали, где его искать. На борту парома Джеймисон находился под присмотром советских офицеров. Официально он не был под арестом, его лишь сопровождали советские офицеры. Но как только судно прибыло в Веллингтон, Джеймисон покинул корабль незамеченным. Я слышал версию, что он бежал через туалет в капитанской каюте. В туалете были две двери, о чем советские офицеры даже не догадывались».

    Джеймисон появился уже в ходе следствия, дав показания. Его вина в столкновении бесспорна. Однако международное морское право не предусматривает административной ответственности лоцмана за судно. За него несет ответственность капитан или член экипажа, которому было доверено управление. Замещавший капитана старший штурман Степанищев был вправе отменить команду лоцмана и продолжать следовать курсом, проложенным капитаном.

    Последние минуты перед затоплением

    Джеймисон был одним из трех новозеландских лоцманов, имевших патент на проводку больших кораблей водными путями Фьордленда, и высоко котировался в Мальбороских проливах. Этот несомненно грамотный специалист в момент выхода лайнера из пролива принял неожиданное решение провести «Михаил Лермонтов» через узкий проход между мысом Джексона и каменистой отмелью. Почему было принято такое решение, по сей день остается тайной. Никто не может понять, как лоцман мог направить судно на скалы у самого входа в порт, капитаном которого он был. На предварительном следствии он заявил, что решение о повороте возникло спонтанно, и единственным объяснением, прозвучавшим из уст Джеймисона, была фраза о том, что он «хотел дать пассажирам возможность взглянуть поближе» на мыс Джексон и его маяк с северной стороны входа в пролив.

    В показаниях предварительному следствию Джеймисон сознался, что на приеме в порту Пиктон, устроенном советскими моряками, он выпил «две водки и пиво». О количестве выпитого лоцманом можно судить только с его слов, а у него, вероятнее всего, была причина приуменьшить это количество. Международные же нормы мореплавания запрещают допуск к работе лоцмана, принявшего любую дозу алкоголя.

    В портовых пабах вскоре после крушения «Лермонтова» появилась шутка. На вопрос: «Какая водка нравится Джеймисону?» следовало отвечать: «Водка на камнях». Так в Новой Зеландии называется водка со льдом.

    Сославшись на плохое самочувствие, Джеймисон добровольно сдал лоцманскую и каботажную навигационные лицензии, оставив при себе диплом корабельного капитана британского министерства торговли. Таким образом лоцман оградил себя от лишения лицензий в судебном порядке и потому в любое время мог требовать их возвращения. За этим последовало его списание на берег. Виновник крушения категорически отказывался дать интервью или сделать публичное заявление. Несколькими годами позже Джеймисон утверждал, что поправил здоровье, и просил восстановления лицензий. Лицензии были ему возвращены, и сейчас он является капитаном маленького судна с названием «Стрейтсман», которое перевозит домашний скот между Веллингтоном и Пиктоном. Человек, по вине которого Новую Зеландию в течение пяти лет не посещали круизные суда, в результате чего страна потеряла миллионы долларов, опять служит во флоте.

  54. Prg2alol:

    тыдыц!
    я каждый раз с замиранием сердца жму на «новые комментарии» в этом посте — а тут тыц…
    тьфу!

  55. RalubeNxer:

    так я ведь как раз автора тыкаю, чтобы он не забывал про пост!!!

  56. Prg2alol:

    тогда, пожалуй, присоединюсь.

    хотя, сама имею пару недописаных постов, поэтому грех жаловаться.

Добавить комментарий